Валерий Саратов: «Объем работы зашкаливает. Но ее нужно сделать сегодня!»

Уходящий 2010 год стал для Украины переломным. Полная смена власти, разворот политического курса страны, продление Соглашений о пребывании Черноморского флота Российской Федерации. И, возможно, ни в одном другом регионе страны государственные перемены не нашли такого абсолютного отражения, как в Севастополе. В нашем городе «форматирование системы» во многом связано с именем нынешнего главы Севастопольской городской государственной администрации. Сегодня Валерий Саратов отвечает на вопросы «Славы Севастополя».

—Валерий Владимирович, прошедший год можно назвать удачным для вас. Вы добились много: заняли пост председателя государственной администрации; правоохранительными органами подтверждены обвинения в адрес предыдущей «команды» о противозаконном использовании бюджетных средств и земель города, выдвинутые вами еще в должности главы горсовета; на выборах в местные советы Партия Регионов, возглавляемая вами в Севастополе, получила большинство депутатских мандатов. После всего произошедшего находитесь ли вы в эйфории победителя? Или присутствует опустошенность после долгой и трудной работы?

—Эйфории точно нет. Причина в том, что состояние дел в городе не позволяет находиться в таком «облачном» состоянии. Я живу в этом городе, хожу по его улицам. Теперь новая должность обязывает смотреть на Севастополь совершенно другим взглядом. Никому не говоря, предпринял ряд походов по задворкам улиц, зашел во дворы. Понимаешь, что эти дворы брошены людьми, властью. Но опустошенности тоже нет. Такая жизнь у меня сложилась, что, по большому счету, мне никогда не приходилось работать легко. Не создавалось счастливых случайностей! Но большое напряжение сил при выполнении любимой работы, в свою очередь, воспитывает характер. Не понимаю, что такое опустошенность: если ты берешься за работу, ты должен обладать определенным запасом сил. Если их нет—то лучше за работу не браться. Я знал, на какое место я иду, и какая на мои плечи ложится ответственность.

—В Севастополе вы прошли все карьерные ступеньки и положение дел в городе вам было хорошо знакомо. И все же в должности председателя СГГА увидели новые для себя проблемы?

—Я представлял, сколько придется закрывать вопросов по земле, незаконно розданной, по нецелевому расходованию бюджетных средств. Но в каком – то смысле испытал разочарование, потому что объемы произошедшего превысили ожидаемое в несколько раз. Теперь решение проблемы по возвращению ситуации в законное русло требует очень много сил и времени. Эти вопросы являются необходимыми, но не являются конструктивными. Остальные моменты были понятны мне.

—Но все же, нашлось и что – то хорошее?

—Больше всего мне понравилось, когда Украина и Россия подписали договор о продлении пребывания Черноморского флота в Севастополе. Это важная политическая составляющая жизни города. Безусловно, если бы это решение не было принято, то по мере движения к 2017 году нарастал бы накал страстей. Это—то счастливое, что случилось в моей работе руководителя администрации. Хотя я не вполне удовлетворен тем, как сегодня развиваются события потому, что формат взаимодействия России и Украины в Севастополе, связанный с базированием Черноморского флота, на мой взгляд, не до конца определен. Мне бы хотелось, чтобы политические Соглашения получили экономическое наполнение. Пока, считаю, этого не произошло.

—Что вы подразумеваете под экономическим наполнением Соглашений по базированию ЧФ РФ в Севастополе?

—Нужно определиться по параметрам компенсации государства в бюджет Севастополя. Мы ставили вопрос об утверждении методики—ее никогда не было. Деньги, которые нам выплачивались из бюджета Украины, в какой – то мере выплачивались случайным образом. Такую методику компенсаций потерь бюджета Севастополя по плате за землю в связи с базированием Черноморского флота мы уже разработали и представили в Кабинет Министров. Надеюсь, она будет утверждена еще в этом году. Есть также такая статья в Соглашении от 1997 года как участие российской стороны в социальном и инженерном развитии Севастополя. Под нее реально выделяются деньги, но мы бы хотели формат этого взаимодействия расширить. Этот вопрос поставлен, но так как он не находится в чисто украинском правовом поле, его решение затягивается.

—А как в столице решаются другие вопросы Севастополя, насколько вам удается найти понимание проблем города со стороны президента?

—Не хочу, чтобы это показалось лестью, но я удивлен, насколько быстро Виктор Янукович сумел восстановить работу государственной машины. Четко и быстро сформировано большинство в Верховной Раде, была проведена правовая реформа, мы вернулись к Конституции 1996 года. У президента создана очень серьезная платформа для решения главного—сделать то, что обещано людям, начать реальные реформы в экономической сфере. Уже приняты бюджетный и налоговый кодексы. И я уверен в том, что направление движения президентом выбрано правильное на сто процентов.
Что касается Севастополя, самый крупный разговор с президентом о проблемах города у нас состоялся в середине августа этого года. Я нашел поддержку в лице главы государства, сегодня его решения оформляются в виде поручений Кабмину.
Президент поддержал вопросы развития Херсонесского заповедника, завода ветроэнергетики в Севастополе, строительства рыболовецкий судов вместе с иностранными инвесторами. Осенью нами был поднят вопрос о строительстве очистных сооружений. И уже в этом году президент дал шанс Севастополю. Были выделены деньги на строительство очистных сооружений по реке Бельбек—в селах Фронтовое, Верхнесадовое, в поселке ВИР. Были выделены средства для начала строительства сооружений в поселке Андреевка. В декабре у нас есть все основания полагать, что мы с поставленной задачей справимся, деньги будут освоены. Решение первой задачи позволит нам ставить вопрос о главном—капитальной реконструкции Южных очистных сооружений либо строительстве новых. Этот вопрос тоже вошел в поручение президента—в течение трех лет, до 2013 года, это произойдет. Причем, такое строительство требует средств принципиально другого порядка, таких денег в Севастополе нет, мы можем рассчитывать только на помощь государства.

—Янукович—реформатор. Пришел, создал команду, начал перекраивать страну. Простите, но в Севастополе на местном уровне видна проекция государственной политики: вы также мгновенно расставили своих людей на ключевых постах и начали реформы, не всегда поддерживаемые горожанами…

—Это больной для меня вопрос. Состояние нашего общество очень любопытно. Все привыкли, что все именно так, как есть. И при этом забывают, что если ничего не менять, ситуация только ухудшается. Да, у власти нет денег, и все, якобы, остается по – прежнему, а на самом деле—ухудшается. Все чаще рвутся сети, выходят из строя кровли, троллейбусы ходят по городу, но старые, изношенные. Нужно видеть перспективу развития города, понимать, куда и зачем двигаться. Вот мы приняли «Стратегию развития Севастополя» до 2020 – го года. Ее можно критиковать—не критиковать. Но это сегодняшний уровень понимания городской элитой направления развития Севастополя—ведь программа разработана с привлечением научного мира города. Стратегия все время должна совершенствоваться, а не быть догмой. Под нее, во – первых, нужно подложить документ, который определяет взаимоотношения государства и города в плане инвестиций. В переходный период, когда не стабильная экономика, когда у инвесторов остается много вопросов по покупательной способности населения, нужен документ, который может привлекать деньги главного инвестора на этот период—самого государства. Мы переработали такой документ, он внесен в Кабинет Министров.
Нужно иметь программу социально – экономического развития города на три года. Это связано с капитальным строительством. У нас слишком мало денег, чтобы мы могли себе позволить строить дольше, чем два года (в первый год готовится проектная документация).

Программа СЭР на год должна включать в себя городские программы, определяющие развитие на текущий период времени. Практически эта работа началась нами в июне, и сейчас многие документы на выходе. Знали ли мы в городе, как решать проблему газификации? Не знали. В свое время мы втянулись в газификацию сельской зоны за счет средств городского бюджета. Но газопроводы среднего давления никто в Украине не строит за счет средств местного бюджета. А мы заложили такую практику, которая не позволяла нам выделять средства на газификацию домов в центре города. Нужно менять модель. Теперь в разработанной нами программе перечисляются абсолютно все негазифицированные дома и квартиры города. Это нормативная база для решения проблемы, поскольку предусматривает софинансирование со стороны государства. На газификацию сел Фронтовое и Верхнесадовое нам нужно порядка 30 миллионов гривен; привод газа в Байдарскую долину потребует порядка 100 миллионов гривен. И столько же средств местного бюджета нужно, чтобы газифицировать дома внутри Севастополя.
Или. В Севастополе никогда не было программы, которая называется «Канализование». Сколько домов, сколько квартир нужно канализовать? Мы первые составили такой документ, и в ближайшие дни он будет внесен в городской совет. Есть программа «Питьевая вода», которую мы корректируем в рамках наших обещаний. В этом году мы должны сделать проект подвода воды в Варнутскую долину—в села Гончарное и Резервное. Корректируем сильно устаревшую программу «Кровля», опять нужно вносить изменения в «Светлый город». Разрабатываются программы «Дороги Севастополя», «Озеленение».

В моем понимании где – то 10 – 15 программ должны перекрыть все вопросы жилищно – коммунального хозяйства, и все эти программы в любой момент должны включаться в режим реального времени.

Реформы нужны во всем. Вот из 18 баров, которые работали на пляже «Омега», сегодня осталось пять. Мы видим задачу создать в районе пляжа хорошую зону отдыха. Аналогичную работу нужно проводить на пляже «Учкуевка»: отдых—на первом месте, торговля—на втором.

Или другой пример. Возвращение помещений. 12 лет назад детский сад городу был не нужен. Его отдали под начальную школу гимназии № 2. Сегодня ситуация в городе—с точностью до наоборот. У нас более, чем достаточно, мест в школе, но не хватает детских садиков. Единственное логичное решение—постепенно освободить помещение детского сада для маленьких детей. При этом все дети начальной школы, которые учатся в помещении детсада, будут в течение трех лет выпускаться из начальной школы, а мы в это время будем создавать детсадовские группы. Но есть противники такого решения. Почему? Потому что частные интересы людям ближе, чем общественные, то есть городские. Но я обязан в своей работе руководствоваться, в первую очередь, да и во все оставшиеся очереди, интересами города.

Я четко намерен проводить реформы, потому что они в интересах громады. Конечно, какие – то частные интересы задеваются. Мы объединили 7 – ю больницу и детскую поликлинику. При этом, действительно, несколько человек управленческого персонала были сокращены. Протесты. Но ни у образования, ни у медицины, и тем более у детей, никто ничего не заберет.

То, что я сейчас делаю, это—работа на перспективу. Конечно, проще работать с текущими проблемами, делать то, что будет более популярно. Но мы решили работать «на года».

—Что же в ближайшие годы будет построено в Севастополе плюс к очистным сооружениям?

—Нам очень нужна дорога, которая соединит пятый км. Балаклавского шоссе через Максимову дачу с Дергачами. Но руководитель «Автодора» совершенно справедливо спрашивает: «Где земля под эту дорогу?». Нужно заниматься землеотводом. Так во всем—мы хотим, а не готовы. Это, к сожалению, правда современного Севастополя. Сделаем документы, которые завтра, при наличии денег, смогут решить проблему.
С точки зрения развития на ближайшее время ставим перед собой такие задачи: построить четырехполосную дорогу от «балаклавской» развязки к Камышовому шоссе; три подземных перехода—у рынка 5 – го км, на пл. Восставших и в студгородке. Нам нужно расширять мост, соединяющий Гагаринский и Ленинский районы на ул. Пожарова.
Понимаю, что моя задача как руководителя—работать на перспективу плюс постоянно решать текущие задачи, связанные с жилым фондом, освещением, комфортным проживанием в Севастополе.

—Валерий Владимирович, за девять месяцев вашего нахождения в должности уже проделана большая работа «на задел». Где берете время?

—Да, за девять месяцев моей работы, мы сделали многое для будущего города. Но при этом не было никаких катастроф в текущей жизни города—системных сбоев не было, никаких экстренных, авральных коллегий. Все вопросы решаются планово.
Работа в будни по 11 – 12 часов, а в субботу работаю по сокращенному дню—часов восемь. И, знаете, работа никогда не кончается, условно говоря, читаю газету, перевожу газетную проблему в плоскость ее решения в Севастополе. Выйти из состояния работы не могу. Состояние непрерывной жизни вместе с городом. Скажем, я живу в хорошем доме, рядом стоит общежитие—оно в плохом состоянии. Мне стыдно, что люди так живут. Я с горечью понимаю, что надо ремонтировать дома и их фасады, но на первом месте не фасады, а кровли. Я хотел бы, чтобы в Севастополе работал принцип социальной справедливости, когда люди сами ставят какую – то из проблем на первое место.
Например, пришли на прием люди из поселка «Октябрь». У них проблемы—газ, канализация, освещение. Но они сами выбрали первую для решения проблему—газификация.

—Но люди не всегда готовы ждать светлого будущего, они уже сегодня хотят жить в теплых квартирах, ходить по чистым улицам.

—Для этого мы подготовили решение по децентрализации системы ЖКХ. Когда мы пришли, уровень проплат населения по рэпам составлял 72 – 73 процента. В ноябре 2010 года платежи по рэпам достигли 98,7%. Мы преодолели серьезную волну негатива, связанную с принятием непопулярных решений. (Я имею ввиду, что пока у власти стояла «команда», неэффективно использовавшая средства, мы старались максимально затянуть процесс изменения тарифов, а когда сами пришли в исполнительные органы власти—тарифы изменили.) Так вот теперь, когда платежи достигли почти ста процентов, мы хотим усилить роль районов в содержании жилого фонда.

Сегодня что волнует людей: люди не могут быстро найти решение своих проблем в «Водоканале» и «Севтеплосети». При их решении учтем софинансирование со стороны населения: мы должны помогать малоимущим—пенсионерам, инвалидам. Но если в приватизированной квартире состоятельного гражданина стояк вышел из строя—меняйте на условиях софинансирования с обслуживающей организацией. Хотя все мы обслуживаем наших плательщиков. Кто платит деньги? Житель дома. Мы (работники рэпов, чиновники) должны бежать к нему, дать ему возможность заплатить и при этом, чтобы он понимал, за что платит. Пока такого не произошло, но мы добьемся решения этой задачи.

Нужно осветить дворы—осветим, нужно обеспечить вывоз мусора из частного сектора,—понятен вопрос, вывезем. Я оптимистично смотрю на решение этих проблем.

—В здании городской администрации уже появилась новая примета, если в обеденный перерыв столовая полупустая, значит, Саратов вернулся из командировки. Вы заставляете чиновников много работать. И тех, кто только пришел на должности, и тех, кто пережил смену власти. Люди оправдывают доверие?

—Мы заменили людей, в первую очередь, потому, что бывшие руководители не хотели работать по—новому. Второй момент. Многочисленные нарушения, связанные с Бюджетным кодексом, делались при участии большого числа чиновников. Их необходимо было поменять по причине коррупции. Все ли остальные работают, как хотелось бы? Сложный вопрос. Ряд товарищей, которые пришли, двигаются в сторону освоения круга своих обязанностей. Очень сложно работать заместителям главы администрации, потому что объем информации зашкаливает, нужно знать проблемы. Мы ныне по – новому многих оценим, в том числе работников районных администраций. Я сейчас даю всем шанс доказать, что они умеют работать.

Еще один пример. 17 лет в Севастополе не проводилась плановая посадка деревьев, это мы тоже решаем и отдаем в районы. Мы, простите, пилим – пилим сухие старые деревья, перепилить не можем! В этом году в Гагаринском районе снесено две тысячи 400 деревьев и этим нужно заниматься систематично. У меня высокая планка требований. Так, один из наших начальников управлений говорит: «Как вы работаете и сколько ставите задач—так работать нельзя! Люди работают слишком интенсивно». И я где – то их понимаю, потому что, действительно, объем работы зашкаливает. Но если мы все это сделаем сегодня, в дальнейшем будет проще.

Ирина Каратаева

Слава Севастополя, №238, 17.12.2010г.

,