В Севастополе прокуратура считает, что депутат от Партии регионов — руководитель «Озеленителя» нанес ущерб государству почти на 100 тысяч… поливая зеленые насаждения

5 сентября состоялось первое заседание суда по делу о нанесении ущерба государству председателем правления ЗАО «Озеленитель» Леонидом Золотухиным, который также является депутатом Севастопольского городского совета от Партии регионов. Обо всех перипетиях этого дела он рассказал лично севастопольской журналистке.

— Леонид Яковлевич, расскажите о ситуации, которая сложилась на предприятии.

— Для полива городских зелёных насаждений АО «Озеленитель» пользуется шахтными колодцами в Балаклавском районе (1912 года постройки) и в Нахимовском районе (1932 года постройки). В феврале 2010 года истекал срок разрешения на спецводопользование. Зная это в ноябре 2009 года я начал процедуру продления. Процедура достаточно сложная: это и прохождение СЭС, управления экологии, экоцентр и т.д. Все необходимы формальности были соблюдены в течение трех месяцев. Но возник форс-мажор. В конечном итоге к весеннему поливу Разрешение продлено не было не по вине предприятия, а «благодаря» доблестным чиновникам. Все это привело к тому, что мы вынуждены были сделать выбор – спасать зелёные насаждения (зелёные насаждения, находящиеся в центре города, цветники скверы и бульвары), а бросить все и ждать получения Разрешения на спецводопользование.

С 1 января 2010 года в Украине должны были начать работу единые разрешительные центры, так называемая система «одного окна». Начались мытарства. Я поднимаю вопрос на аппаратном совещании в Горадминистрации, что же делать. Но в силу административного устройства Севастополя просто так вопрос решить было нельзя, так как наша администрация не является органом местного самоуправления. В другом городе мэром бы было просто выдано временное разрешение, которое в дальнейшем можно просто дооформить.

— Когда вам удалось получить разрешение?

— 23 июня 2010 года разрешение уже было получено, что подтверждается проверкой на предприятии экологической инспекцией, которой была предоставлена вся необходимая документация.

— А когда проводилась проверка?

— Осенью 2010 года. Я признал, что нарушение было. Экологическая инспекция насчитала стоимость воды, которая составила 728 гривен, и был выписан административный штраф в сумме 850,00 гривен. Предприятие оплатило воду и штраф. Хотя плата за воду, которая берется из подземных источников для полива зеленых насаждений, по закону не берется. Вдруг в 2011 году при проверке экологической инспекции уже природоохранной прокуратурой были подняты документы о моем административном штрафе. И был поднят вопрос о нанесении ущерба государству.

— И что произошло?

— Экологическая инспекция насчитала ущерб. Взяли стоимость воды и умножили на 100. Получилось 72800 гривен.

— Каким нормативным документом они апеллировали?

— Есть методика, позволяющая рассчитать убытки нанесенные государству вследствие загрязнения. Но мы не загрязняли земли. То есть была применена неправильная методика и дело передано в природоохранную прокуратуру. Которая в свою очередь, возбуждает уголовное дело. Меня вызывают на допрос.

— Когда это происходит?

— Зимой и весной 2011 года. На допросе я интересуюсь, а в чем собственно состоит нанесение ущерба? Вода, которой мы пользовались, собирается с Красной горки, в том числе и канализационные стоки, и уходит в море. Ведь ни для кого не секрет, что в районе Красной горки нет канализации.

Как мне объяснили в прокуратуре, ущерб государству был в том, что на тот момент у меня не было разрешения. Я понимаю, в чем было нарушение, но в чем собственно ущерб, мне объяснить не смогли. Ведь по сути меня обвиняют в том, что предприятие использовало воду, которая уходит в море на полив городских зелёных насаждений.

— Были проведены какие-либо экспертизы?

— Нет, дело заведено на основании материалов экологической инспекции. На основании составленного акта о нарушении. Я ведь все документы предоставил, не отказывался и не прятался. Не идет ведь речь о незаконно прорубленном колодце.

— То есть, говоря простым языком, Вас обвиняют в том, что вы использовали воду, которая стекает с крыш по водосточным трубам?

— Это немного примитивно, но, по сути, абсолютно верно. Более того, использовал не для себя, а для города.

— Как комментирует обстановку Ваш юрист?

— Действительно, на сегодняшний день приступил к работе адвокат, так как я никогда не имел дело с Уголовным Кодексом.

Юрист был немало удивлён некомпетентностью стороны обвинения, которая не понимает разницы между шахтными колодцами, скважиной, очерёдностью нанесения ущерба, методикой расчёта и т.д. Артезианская скважина и шахтный колодец – это абсолютно разные вещи. Воды артезианской скважины – это стратегический запас государства. А шахтный колодец не защищен от поверхностных вод совершенно, не имеет дня. То есть вода уходит в море. В ТУ на шахтный колодец указано, что в воде 789 грамм на кубический сантиметр – это сухой остаток. По сути это фекальные стоки.
Симферопольская геологическая организация «Южэкогеоцентр» является профильной организацией и казённым предприятием. Ими было выдано заключение об отсутствии какого-либо нанесенного нами ущерба.

Все это позволяет не сомневаться, что в суде справедливость будет восстановлена и все обвинения будут сняты.

Иванна Швец

Источник: ForPost

,