Энерготранзитные перспективы Крыма

Сразу стоит заметить, что традиционно рассматриваемые в этом контексте глобальные проекты по транспортировке энергоносителей в регионе вроде российского «Южного потока» и европейского Nabucco обходят и Украину вообще, и Крым в частности. Хотя в отношении европейского проекта стоит заметить, что уже не первый год Украину к участию в Nabucco на правах полноправного партнера приглашает Турция, что, очевидно, могло бы повлиять на изменение рассматриваемого на сегодня маршрута этого трубопровода. Однако украинская власть в силу, очевидно, политических причин (прежде всего – такое участие Украины предсказуемо бы вызвало крайне негативную реакцию России) сохраняет интригующее молчание в ответ на все зазывания Анкары.

Однако на протяжении 2010-2011 гг. был дан импульс рассмотрению иных проектов, пусть и не столь масштабных, но перспективных, и обещающих серьезные энерготранзитные выгоды для АРК. Основные из таких проектов, активно обсуждающиеся сегодня, — это прорыв в разработке нефтяных и газовых месторождений в Черном и Азовском морях, а также строительство терминала по приему и регазификации сжиженного природного газа (СПГ- или LNG-терминал) на прежье Черного моря.

При этом мы бы отметили следующие отличительные особенности перспективного формата участия Крыма в этих проектах:
— в проектах по разработке месторождений газа и нефти на шельфе Черного моря Крым является естественным «плацдармом» для таких работ, удобным местом для размещения береговой инфраструктуры и объектов обеспечения газо- и нефтедобычи в море. В частности, трудно представить себе иные «плацдармы» для разработки, например, Прикерченского участка, извлекаемые запасы которого оцениваются в 257 млн тонн условного топлива, и расположенного у побережья полуострова Крым.

— Крым имеет удобное географическое положение и все необходимые условия и потенциал для того, чтобы стать «энергетическим узлом» в энерготранспортных коридорах, проходящих через Черное море и через территорию Украины;
— реализация обоих вышеуказанных факторов позволяет создать единую «энергетическую добывающую и транспортную» специализацию Крыма, что отвечает интересам и полуострова, и державы в целом.

Стоит заметить, ход событий в регионе сам подталкивает Украину к восстановление торгового пути «из варяг в греки» путем создания новых транспортных коридоров, способных соединить север и юг Европы через Украину. А равно Европу – с Каспийским регионом, Средней Азией и Закавказьем. Стоит также отметить, что активность в предложении региональных энерготранспортных проектов возросла в последнее время, хотя на самом высоком уровне подобные проекты начали рассматриваться с десяток лет назад.

В этом плане стоит вспомнить проект программы «Высоконадежный трубопроводный транспорт», предложенный Советом глав правительств СНГ в 1999 году, или проект транспортного коридора «TRACECA: Европа-Кавказ-Азия», проект евроатлантического транспортного коридора транспортировки каспийских энергоресурсов, рассматриваемые на саммитах ГУАМ в 2001-2003 гг.
Безусловно, сегодня рассматривать реализацию имеющегося потенциала АРК стоит в комплексе, что подразумевает наличие специализированных программ государственного уровня, отталкивающихся от межгосударственных программ и проектов. В данный момент подобные вопросы решаются ситуативно и, чаще всего, под влиянием различных лобби и иных субъективных факторов, что затрудняет эффективное развитие имеющихся возможностей. Стоит предполагать, что в обозримой перспективе эта ситуация будет исправлена.

Место разработки — шельф

Мировая добыча углеводородов в последние годы активно перемещается с суши на морской и океанический шельф, к настоящему времени достигнув 50% от всех добываемых в мире энергоресурсов и с прогнозируемой тенденцией к дальнейшему росту. Это вполне понятно: на фоне истощения «сухопутных» запасов нефти и газа запасы на шельфе на сегодня в основном, за исключением отдельных регионов, только начинают разрабатываться, причем объемы этих запасов колоссальны.
Для Украины это очень актуально: на данный момент начальные суммарные добываемые ресурсы углеводородов украинского сектора акваторий Черного и Азовского морей межведомственной экспертной комиссией оценены в 1531,9 млн. т условного топлива, что составляет не менее 30% всех углеводородных запасов нашей страны в газовом эквиваленте, причем на данный момент добыто всего около 4% этих запасов (на материковой части – около 70%). В частности, в эту сумму входят запасы северо-западного шельфа Черного моря (604,1 млн. т условного топлива); континентального склона и глубоководной впадины Черного моря (346,0 млн. т условного топлива); Прикерченского шельфа Черного моря (257,0 млн. т условного топлива) и акватории Азовского моря (324,8 млн. т условного топлива). При этом в районе северо-западного шельфа Черного моря открыто 8 газовых и газоконденсатных месторождений — Голицынское, Южно-Голицынское, Штормовое, Архангельское, Шмидта, Крымское, Одесское, Безымянное. В разработке находится три месторождения — Голицинское, Штормовое и Архангельское. На Азовском море в пределах украинского сектора открыто 6 газовых месторождений, из которых в разработке находится три месторождения.

Стоит заметить, что страны Черноморского региона в последние годы активно взялись за разработку запасов своих секторов шельфа. Так, согласно данным Национального института стратегических исследований при Президенте Украины, соседние с Украиной черноморские страны занимаются активной разработкой шельфа с привлечением иностранных инвестиций. Лидером в этой отрасли можно считать Турцию, которая еще в 1995 году привлекла американские компании «Aramco» и «BP» к доразведке глубинных структур в западной и центральной части Черного моря, в результате чего подтвердила наличие 100 млн. т нефтяного эквивалента в промышленных запасах структуры Хребет Андрюсова. В мае 2009 г. бразильская государственная нефтяная компания «Petrobras» и турецкая госкомпания «Turkiye Petrolleri Anonim Ortakligi» (TPAO) подписали соглашение на сумму в 800 млн. евро, которое предусматривает инвестиции в разведку нефти на дне Черного моря. В случае нахождения залежей нефти, добыча которой будет признана экономически целесообразной, разработка месторождения начнется в 2016-2017 годах. Турция также заявила о заключении двух контрактов на 800 млн. дол. с «Chevron» и «ExxonMobil».

Румыния, Болгария и Грузия смогли привлечь к разведке своего шельфа инвестиции ряда небольших, однако достаточно амбициозно настроенных западных нефтекомпаний («Melrose Resources», «ОМV», «Anadarko Petroleum Corporation», «JKX»). Австрийско-румынская группа «OМV-Petrom» уже инвестировала в разработку румынской части шельфа 200 млн. дол. До 2015 года Румыния планирует увеличить добычу нефти и конденсата с нынешних 4 млн. до 60 млн. тонн. Российская Федерация и промышленная группа «Новолипецкий металлургический комбинат» в 2008 году вложили 40 млн. дол.в доразведку четырех блоков шельфа Азова и Тузло-Таманского участка. Поэтому, как указывают правительственные украинские эксперты, существует вероятность, что до 2015-2017 гг. масштабная разработка Черноморского шельфа будет происходить не с украинской территории.

Основная проблема в разработке этих запасов, как известно, состоит в том, что основная часть перспективных месторождений находится на глубине, значительно превышающей 200 м – то есть глубины, до которой эффективно работают сегодня газодобывающие компании. При этом единственной компанией в Украине, которая занимается добычей энергоносителей на шельфе Черного и Азовского морей, является государственное предприятие ГАО «Черноморнефтегаз», которое ведет разработку месторождений лишь на глубине, которая не превышает 50-70 метров.

В то же время, активная разработка шельфа требует как серьезного переоснащения ГАО «Черноморнефтегаз» (основным судам флота предприятия более 25 лет, а самой «молодой» самоподъемной плавучей буровой установке «Таврида» в этом году исполняется 16 лет, тогда как, например, СПБУ «Сиваш» — 32 года), так и привлечения зарубежных компаний, с размещением инфраструктуры на суше. Речь идет о содержании и обслуживании серьезных добывающих мощностей и собственного флота компаний, а также мощностей по накоплению добытого газа, которые частично располагаются сегодня, и могут быть в дальнейшем расположены в Крыму с нарастанием объемов добычи углеводородов в Черном море.

На данный момент соседние с Украиной страны проявляют серьезный интерес к участию в разработке украинской части шельфа Черного моря. Так, в Киеве 17-20 мая 2011 года состоялось первое заседание рабочей группы экспертов НАК «Нефтегаз Украины» и Турецкой государственной нефтяной компании ТРАО. Эксперты обеих компаний обсудили ряд вопросов относительно совместного изучения углеводородных ресурсов Черного моря и договорились о подписании в ближайшее время Соглашений о конфиденциальности и сотрудничестве. Стороны рассмотрели возможность совместной реализации проектов по поисково-разведывательным работам и добыче углеводородов на глубоководном шельфе Черного моря в соответствии с энергетической стратегией и законодательством обеих стран. Заседание рабочей группы состоялось во исполнение договоренностей, достигнутых во время третьего заседания украинско-турецкой Рабочей группы по вопросам энергетики (г. Анкара, 10-11 марта 2011 г.), а также положений Меморандума о сотрудничестве между НАК «Нефтегаз Украины» и Турецкой государственной нефтяной компанией ТРАО.

Говоря о создании базы добычи в Крыму, стоит привести нынешние данные. На сегодня в состав производственной инфаструктуры ГАО «Черноморнефтегаз», главной «базой» которого является морской специализированный порт Черноморск (расположен в центральной части Черноморского района, АРК) входит, согласно пресс-релизу компании:

— база бурения и обустройства

— технологический флот

База бурения и обустройства предназначена для базирования судов, обслуживания и обеспечения морских стационарных платформ (МСП) и самоподъемных плавучих буровых установок (СПБУ) на Украинском шельфе Черного и Азовского морей. Сегодня на базе бурения и обустройства имеется 5 причалов общей протяженностью 1 755м, ширина входного канала 100 метров, для обслуживания порт может принимать суда с дедвейтом не более 10 000 тонн, осадкой до 5,5 метров, шириной 50 м, длиной не более 180 м.

База бурения и обустройства оснащена:

— крановым оборудованием для погрузочно-разгрузочных работ,

— плавучие краны грузоподъемностью от 25 до 150 т,

— плавдок грузоподъемностью 5 000 т ,

— плавмастерская.

База имеет возможность производить перевалку, хранение экспортно-импортных грузов, выполнять судоремонтные работы (включая докование). Для грузов, хранение которых на открытых площадках невозможно, имеются 4 склада-ангара общей площадью 1530 м2.

Технологический флот ГАО «Черноморнефтегаз» насчитывает более 20 судов основного и вспомогательного назначения, в том числе, 12 из них — крупных и уникальных:

— транспортные и транспортно-буксирные суда (ТБС);

— спасательные, противопожарные и водолазные суда;

— крановые суда и плавучие краны;

— портовый и вспомогательный флот;

— самоподъемные плавучие буровые установки.

Наращивание объемов разработки месторождений в Черном море потребует увеличивать эту базу и флот в разы, для чего в Крыму созданы все необходимые условия. Таким образом, АРК становится плацдармом для разработки шельфа, и одновременно, с полным обеспечением АРК углеводородным топливом (а на сегодня, как известно, даже при нынешних объемах добычи ГАО «Черноморнефтегаз» обеспечивает основные проблемы Крыма), становится крупным энергетическим узлом, который будет обеспечивать доставку добытого газа в другие регионы Украины.

СПГ-терминал как элемент большой политики

Еще один крупный украинский энергетический проект касается закупки Украиной сжиженого природного газа. Идея строительства Украиной терминала по приему и регазификации сжиженного природного газа (СПГ- или LNG-терминал) на берегу Черного моря, как известно, начала активно обсуждаться в 2010 году, исходя из опыта европейских стран. В условиях, когда Россия принялась активно давить на страны ЕС с требованием заключать долгосрочные контракты, последние ухватились за возможность закупать дешевый сжиженый природный газ, от международных закупок которого стали отказываться США (Соединенные Штаты, как известно, сделали ставку на собственный сланцевый газ, поэтому на спотовом рынке цена топлива оказалась почти в два раза ниже, чем у РФ). Таким образом, европейцам удалось создать мощную конкуренцию «Газпрому».
С началом 2011 года, изучив опыт других стран, за проектирование и строительство СПГ-терминалов активно взялись страны ЕС из бывшего соцлагеря и СССР, так же стремящиеся снизить зависимость от российских поставок углеводородов. Так, в Литве после того, как в начале 2011 года возник конфликт с «Газпромом», снизившим цену на газ для Латвии и Эстонии и оставившим ее неизменной для этой страны, началось рассмотрение проекта создания подобного терминала. Согласно последним заявлениям литовского руководства, строительство может быть начато уже в этом году с запуском его в работу к 2014 г. Стремясь снизить стоимость проекта, литовская госкомпания «Klaipedos nafta» предлагает вариант не строительства, а аренды плавучего СПГ-терминала, что позволит стране обойтись без заема огромных кредитов. Одновременно правительство Литвы рассчитывает, что осуществление проекта по строительству терминала сжиженного газа создаст конкурентные условия на газовом рынке и снизит цену поставляемого «Газпромом» природного газа для потребителей примерно на 30%. Об этом, в частности, заявил в начале июля 2011 г премьер-министр балтийской республики Андрюс Кубилюс.

А с марта 2011 года уже полным ходом идет строительство терминала в городе Свиноуйсьце на северо-западе Польши у самой границы с Германией (на сегодня Польша закупает примерно 60% потребляемого газа в России, получая от нее ежегодно порядка 10 млрд кубометров этих углеводородов). Консорциум из польских, итальянских, французских и канадских фирм планирует вложить в этот крупнейший инвестиционный проект в истории «постсоциалистической» Польши примерно 725 млн евро. С 2014 года терминал, оператором которого станет компания Polskie LNG, сможет ежегодно принимать до 5 млрд кубометров газа (основной поставщик – Катар), что составляет около 30% потребляемого в настоящее время в Польше «голубого топлива». А после строительства дополнительного газового хранилища мощность терминала возрастет до 7,7 млрд кубометров. По замыслу Варшавы, объект в Свиноуйсьце должен стать частью создаваемого в Европейском Союзе энергетического коридора Север — Юг. Предполагается, что СПГ-терминал в перспективе будет подключен к трубопроводной системе Центральной и Южной Европы, обеспечив поставки газа в европейские страны, не имеющие выхода к морю.

Кстати, весьма поучительным для Украины является история с политизацией польского проекта. В частности, уже начало реализации проекта СПГ-терминала в Польше вызвало серьезную внешнеполитическую возню вокруг него. Так, польский объект сооружется на расстоянии около 70 км от точки выхода из Балтийского моря на территорию Германии газопровода «Северный поток» (Nord Stream), первая ветка которого будет сдана в эксплуатацию осенью 2011 года, и который предназначен для поставок газа в Европу в обход Украины. Варшава обратилась к России и Германии с просьбой увеличить глубину прохождения трубы Nord Stream для безопасного захода в порт Свиноуйсьце крупных танкеров со сжиженным газом. Сам факт строительства в Польше СПГ-терминала вкупе с такой просьбой породили резкую негативную реакцию со стороны участников Nord Stream, — в частности, Германия попыталась заблокировать в ЕС выделение средств на польское строительство. Аргументом при этом было то, что польский проект может нанести ущерб окружающей среде (как помним, ранее страны региона как раз высказывали такие же опасения по поводу самого Nord Stream, на что в Берлине и Москве особо не отреагировали).

Варшава, в свою очередь, обясняет раздражение участников Nord Stream тем, что польский проект создаст серьезную конкуренцию «Газпрому», ведь в итоге российский газ из «Северного потока» будет более дорогим, чем польский СПГ. Кстати, Украине в общем стоило бы внимательно присмотреться к польской стратегии энергетической безопасности, — помимо расчета на сжиженный газ, Польша, как и Украина, обладает немалыми запасами сланцевого газа, на который также делает ставку в обеспечении в ближайшем будущем собственной энергетической политики.

Как бы там ни было, изучив опыт ЕС, Киев ухватился за идею строительства СПГ-терминала, что представляется весьма разумным. Было заявлено, что украинский терминал на побережье Черного моря будет построен в течение двух лет с затратами от 750 млн до 1 млрд долл, а его мощность составит 10 млрд куб м в год. В презентации, подготовленной Агентством по инвестициям и управлению национальными проектами Украины, указано, что “проект позволит сократить затраты на импорт газа в страну на 15-20%”. Для Украины, как общеизвестно, вопрос снижения стоимости газа более чем актуален, но – главное – закупки сжиженного газа позволят уйти от зависимости от российского «Газпрома», что позволит и в перспективе формировать позитивную для себя ценовую политику.

Заметим, что данные по проекту постоянно меняются: так, в июне глава Государственного агентства Украины по вопросам инвестиций Владислав Каськив во время визита в Нью-Йорк (где он обсудил планы по строительству терминала с компаниями Exxon Mobil Corp, Halliburton Ко и Chevron Corp) заявил, что стоимость строительства составит уже 1,5 млрд долл. При этом, по его словам, стоимость газа на объекте будет составлять менее 200 долларов за тысячу кубометров. «Украина ожидает, что терминал для обработки 2 миллиарда кубометров газа начнет работать в 2013 году», — отметил Каськив, добавив, что емкость вырастет до 5 миллиардов кубометров к 2016 году, и 10 миллиардов кубометров только к 2020 году (позже был назван 2017 г).
Работы по строительству координирует украинское госпредприятие «Национальный проект «LNG-терминал»», при этом работы планируется завершить в 2014 году. Хотя уже идет некоторый сдвиг в сроках: согласно предварительным заявлениям, разработка технико-экономического обоснования строительства терминала должна была быть завершена летом 2011 года, но в реальности конкурс на такую разработку был объявлен только 6 июля (при этом заявки на участие в тендере принимаются до 8 августа, после чего только начнется их рассмотрение, причем срок рассмотрения – до 120 дней). Окончательная стоимость строительства СПГ-терминала станет известна только после разработки ТЭО, однако уже можно сказать, что вместе с упомянутой суммой в 0,75-1 миллиард долларов на строительство самого терминала, обустройство инфраструктуры обойдет в дополнительные 170-360 миллионов долларов, плюс врезка в газотранспортную систему – 100-460 миллионов долларов, при этом точные суммы могут быть известны только после выбора конкретной площадки для строительства.

Что касается поставщиков сжиженного газа, то в конце апреля этого года президенты Украины и Азербайджана уже договорились о том, что Баку готов ежегодно поставлять в Украину несколько миллиардов кубометров газа для СПГ-терминала (в частности, как сообщалось, достигнуто предварительное соглашение на поставку от 2 млрд до 10 млрд кубометров в год, однако на сегодня является проблемой производство Азербайджаном сжиженного газа). Страной, которая вместе с газом может участвовать в строительстве, называется также Катар, который активно участвует в создании подобных объектов в Европе. Называется еще ряд стран Средней Африки, Ближнего Востока и Персидского залива, которые могут выступить в качестве поставщиков газа, однако здесь проблема упирается в строительство Турцией Стамбульского канала, дублирующего Босфор, что даст возможность проходить в Черное море крупнотоннажным СПГ-танкерам. Как без этого канала дополнительно «загрузить» и без того перегруженный пролив Босфор, пока не понятно.

В России и некоторых украинских эеспертных кругах идея строительства украинского СПГ-терминала вызвала бурную критику. Так, представители «Газпрома» и некоторые украинские эксперты (например, из ведущей украинской инвестиционной компании Concorde Capital), принялись утверждать, что к 2016 году, когда терминал выйдет на полную мощность, цена сжиженного газа, завозимого танкерами, сравняется с ценой газа по трубопроводу, что лишит смысла работу терминала. В то же время, большинство украинских экспертов утверждают, что в обозримой перспективе такого сближения цен не произойдет, — кстати, эти данные основаны на аналитических выкладках структур ЕС. И, в любом случае, уже сам факт создания мощной конкуренции «Газпрому», вполне очевидно, полностью соответствует стремлению Киева уйти от критической газовой зависимости от России.
Правда, в данном случае большую роль играет то, кто будет собственником СПГ-терминала. Так, глава Госагентства по инвестициям и управлению нацпроектами Владислав Каськив утверждает, что идеальным решением было бы создание консорциума, в который бы вошли собственники газа в лице, например, Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики — SOCAR), и его потребителей в лице украинских промышленников. В то же время, большинство экспертов рынка выражают уверенность, что СПГ-терминал будет строиться под конкретную бизнес-структуру (как ожидается, доля частного капитала в этом проекте, хоть он и назван «национальным», будет составлять порядка 75%), а значит, целью строительства будет не снижение цены на углеводороды, а стремление на них максимально заработать. Для Украины в таком случае, понятно, цена на газ особо не изменится.

Но это уже – второй вопрос, для нас в данном случае принципиальным является то, что строительство терминала объективно отвечает интересам державы. Правда, не исключен вариант, что к строительству подключится ОАО «Газпром» (а россияне, усиленно критикуя этот проект, в то же время, по многим данным, в крайнем случае намерены просто принять в нем участие).

«Выпавший» Крым

Еще одна проблема – выбор площадки для строительства СПГ-терминала. И здесь начинаются странности.
В частности, по итогам анализа, в ходе которого были исследованы характеристики практически всех крупных портов Украины, весной этого года был сделан вывод о целесообразности дальнейшего рассмотрения трех возможных вариантов расположения приёмного СПГ-терминала в Украине: МТП «Южный», портопункт «Очаков», Феодосийский МТП.

Еще осенью 2010 года, поняв перспективность этого проекта для Крыма, власти АРК начали активное лоббирование интересов астономии. В частности, в октябре 2010 г министр топлива и энергетики Крыма Виктор Плакида обратился к первому вице-премьр-министру Украины Андрею Клюеву с просьбой внести на рассмотрение правительства вопрос о строительстве в Феодосийском заливе терминала по перевалке сжиженного газа. В частности, Виктор Плакида назвал следующие аргументы в пользу того, что этот объект должен находиться в Крыму: прежде всего, именно Феодосия должна быть рассмотренав первую очередь, как район, имеющий развитую инфраструктуру и предприятия по приему нефтепродуктов. Также размещение в Феодосии терминала позволит создать дополнительные рабочие места, что является серьезной проблемой в регионе. Кроме того, на данный момент Крым газифицирован лишь на 63%, и размещение здесь терминала позволит увеличить этот показатель и обеспечить наиболее депрессивные районы АРК топливом.

В начале декабря того же года Совет Министров Автономной Республики Крым предложил реализовать пилотные варианты национальных проектов на территории Крыма. Об этом было сказано в официальном обращении заместителя Председателя Совета Министров АР Крым Екатерины Юрченко к главе Рабочей группы «Национальные проекты» Комитета по экономическим реформам Владиславу Каськиву. В частности, в обращении подчеркивалась заинтересованность в сооружении «LNG-терминала» в Феодосии.

Но вот 14 июня 2011 г глава Государственного агентства Украины по вопросам инвестиций Владислав Каськив заявил, что правительство Украины изучает четыре места на черноморском побережье, включая порты в Одессе и Николаеве. Два потенциальных места строительства он не назвал, но умолчание о Крыме уже могло вселить тревогу.

И в начале июля эта тревога оправдалась. Так, 6 июля Государственное предприятие «Национальный проект LNG-Терминал» объявило тендер на разработку технико-экономического обоснования строительства терминала по регазификации сжиженного природного газа в Украине. Перед этим, комментируя тендер, тот же Владислав Каськив, а также заместитель председателя Государственного агентства по инвестициям и управлению национальными проектами Виталий Демьянюк сообщили, что на сегодня определены пять мест потенциального размещения LNG-терминала — четыре варианта наземного расположения и один в открытом море. Два наземных варианта предлагаются в районе порта «Южный» в Одесской области — возле Одесского припортового завода или около нефтяного терминала ОАО «Укртранснафта», еще два варианта — в районе г.Очакова или в береговой зоне Березанского лимана (оба — в Николаевской области). Оффшорный LNG-терминал в открытом море предлагается построить в районе г.Одессы. Как видим, Крым из этого спика исчез вообще.

Как связать проекты?

В то же время, у властей АРК есть еще время исправить ситуацию и привлечь внимание инициаторов проекта СПГ-терминала к возможности строительства этого объекта в Феодосии. Аргументы при этом лежат на поверхности.

Прежде всего, все названные в качестве потенциальных мест строительства площадки объединяет одна особенность – они находятся далеко от магистральных газопроводов. Единственное исключение — Одесский припортовый завод, к которому подведен трубопровод. Однако 10 млрд куб м для него – непосильная нагрузка, что все равно требует прокладки новой «трубы».
В этом случае стоит просто связать перспективные планы разработки месторождений газа на шельфе Черного моря, и строительство СПГ-терминала. Ведь добыча газа у побережья Крыма все равно потребует, после удовлетворения газовых потребностей АРК, решать вопрос транспортировки «черноморского» топлива через весь полуостров. Почему бы не построить трубопровод к Феодосии, где будет СПГ-терминал, и сразу предусмотрев дальнейшее подключение к нему «трубы», по которой газ с морских месторождений пойдет потребителям в украинских регионах? В итоге это позволит сэкономить значительные средства, а заодно дать крымчанам столь нужные рабочие места.

Более того: с постройкой Турцией Стамбульского канала (что даст возможность без проблем поставлять СПГ в Украину из Средней Африки, Ближнего Востока и Персидского залива) и параллельной разработкой месторождений в Черном море Украина может сделать Крым энерготранспортным узлом и для обеспечения газом стран Восточной и Центральной Европы.

Все, что нужно при этом – рассмотрение всех этих энергетических и энерготранспортных проектов в комплексе, что в итоге даст колоссальную экономию по сравнению с реализацией этих проектов по отдельности. А заодно позволит убить двух зайцев – во-первых, обеспечить энергетическую безопасность Украины. А во-вторых, сыграть важную роль в обеспечении энергетической безопасности ЕС (единственное, что нужно в последнем случае – заслужить доверие Евросоюза к Украине, хотя в нынешних условиях европейцам торговаться не с руки). В итоге, подобная стратегия может иметь колосальные не только внутренние (энергетическая независимость), но и внешнеполитические (диалог с ЕС) последствия с безусловными глобальными выгодами для нашей державы.

Дмитрий Тымчук

Текст подготовлен в рамках проекта «Улучшение качества общественного обсуждения приоритетов развития Крыма». Проект реализует Институт развития Крыма при поддержке Посольства США в Украине.

Источник: Флот 2017

,