Почему проиграл Тигипко: опыт Севастополя

Одним из знаковых моментов прошедших местных выборов стал не очень убедительный результат партии «Сильная Украина» Сергея Тигипко.

Если в январе 2010-го Сергей Леонидович занял почетное третье место на выборах президента, а еще летом его партия входила в тройку наиболее рейтинговых политсил, то сейчас по количеству избранных депутатов и мэров СУ балансирует на 5-6 позиции.

Сам Тигипко оценил итоги кампании сдержанно: «Безусловно, тот результат, который мы получили, сегодня удовлетворить не может. Он меньше, чем мы ожидали». Впрочем, по его словам, для партии, которая формально существует 10 месяцев, победой является уже то, что ее представители вошли в состав 20 облсоветов, а 13 выдвиженцев «Сильной Украины» избраны мэрами городов.

Комментируя причины относительного неуспеха, Тигипко связал недобор голосов со своим присутствием во власти. Дескать, непопулярные шаги правительства частично ассоциировались с ним, поэтому какой-то процент сторонников он потерял. Он даже намекнул, что против кандидатов от его политсилы применяли админресурс, но сразу же уточнил, что серьезные нарушения в этом плане не зафиксированы.

Примерно такую же интерпретацию скромных достижений СУ дали большинство политологов и журналистов. Лейтмотив — Тигипко принял часть негатива за свою работу в кабмине, плюс Партия регионов не дала развернуться потенциальному конкуренту.

Безусловно, эти аргументы имеют под собой основания. Но списывать низкий результат только на них — опасное заблуждение.

Люди и деньги

О том, что существуют другие причины, уже проговорилась заместить Тигипко по партии Александра Кужель.

Александре Владимировне на этих выборах пришлось нелегко, поскольку она возглавляла кампанию «Сильной Украины» в Крыму. О крымско-макеевской «специфике» проведения выборов командой Василия Джарты уже сказано много. Результат — в ВР АРК 80 депутатов из 100 будут представлять Партию регионов.

В тот же день, когда Тигипко отрицал наличие серьезных нарушений, Кужель заявила, что в Крыму был организован вброс около 70 тысяч бюллетеней. Это примерно 10% от всех проголосовавших. Затем Кужель обвинила регионалов в давлении на представителей «Сильной Украины», которые победили на выборах.

Такая активность Александры Владимировны понятна. Ей обидно, ведь по итогам выборов в Крыму «Сильной Украине» позволили провести лишь 2 депутатов в парламент автономии, один из них — сама Кужель. Это самая маленькая группа, поскольку КПУ, Народный Рух и партия «Союз» провели в ВР АРК по 5 депутатов, партия «Русское единство» — трех. Напомним, что в январе 2010 года в Крыму за Тигипко проголосовало 10,97% избирателей.

Однако, помимо критики в адрес конкурентов, Кужель заявила следующее: «Сказать, что мы сделали все от нас зависящее — неправда. Во-первых, мы шли на выборы в первый раз, в этом тоже есть определенная сложность,<…> во-вторых, есть у меня вопросы и к списку, надо более строго и качественно подходить».

Выделенная фраза, на наш взгляд — ключ к пониманию проблем СУ, а также объяснение того, какие прикладные задачи на данном этапе ставил Тигипко перед своим проектом.

Цель — будущие парламентские выборы, где он надеется по-настоящему конвертировать свой рейтинг. Местные выборы должны были решить две задачи:

1) отстроить и опробовать в деле региональную структуру СУ, которая станет основой парламентской, а в будущем, возможно, и президентской кампании Тигипко;

2) аккумулировать ресурсы для проведения выборов в ВР.

Утверждать, что Тигипко продавал места в списках, мы не будем. Хотя на это много раз намекали в СМИ. Отметим только, что в рядах «Сильной Украины» засветилось слишком уж много людей, которые необъяснимым образом примкнули к Сергею Леонидовичу, ничем себя на выборах не проявили, но при этом вели себя по принципу «заплатил налоги и спи спокойно».

Очевидно, региональным организациям партии, которым была спущена директива самостоятельно искать ресурсы для проведения выборов, пришлось пожертвовать качеством списка ради привлечения состоятельных, но противоречивых кандидатов. В ряде случаев некий баланс цена/качество был утрачен. Это, может быть, и позволило собрать деньги в партийную кассу, но привело к провальным результатам.

Неспокойная сила

Крым трогать не будем, поскольку чистота эксперимента была нарушена упомянутой «спецификой». Хотя претензии к тамошнему списку озвучила сама Кужель. Возьмем, для примера, соседний Севастополь.

В январе 2010-го в первом туре выборов президента Тигипко занял по Севастополю 2-е место с результатом 15,2%. По данным соцопросов, в начале сентября рейтинг «Сильной Украины» в Севастополе колебался в районе 10-12 процентов. При этом около 30% горожан, которые собирались идти на выборы, на тот момент еще не решили за кого голосовать. Часть этих голосов наверняка должна была отойти подопечным Тигипко.

Но случилось наоборот.

Во-первых, СУ невнятно стартовала. В Севастополе, как и по всей стране, партия организовала «праймериз», дабы подогреть к себе интерес и показать, что Тигипко ищет новые лица. Возможно, такой подход и сработал бы, если бы электорату четко объясняли, кто из участников праймериз в какие советы баллотируется.

Но поскольку идея реализовывалась в абстрактном формате «поиска новых лидеров», для непонятно каких целей, а сами «новые лидеры» фигурировали лишь в виде фото на биг-бордах — люди просто не поверили в серьезность новомодной затеи.

Во-вторых, весь сентябрь Севастополь полнился слухами, что тигипковцы испытывают трудности с формированием проходной части списка на выборах в горсовет. Желающих примкнуть к партии было более чем достаточно, но якобы руководство городской организации никак не могло принять решение, как их расставить, и на каких условиях. Поэтому список несколько раз менялся и был обнародован одним из последних, причем, со скандалом.

В-третьих, когда список наконец опубликовали, многих избирателей, собиравшихся голосовать за «Сильную Украину», постигло серьезное разочарование.

Итог — за партию Тигипко в Севастополе проголосовали лишь 5,05% избирателей, что ровно в три раза меньше, чем за него самого в первом туре президентских выборов. Это позволило провести в горсовет по списку только трех депутатов.

Помимо этого, представитель СУ смог победить только на одном из 38 городских мажоритарных округов. В итоге их фракция в Севастопольском горсовете будет насчитывать только 4 «штыка» из 76. Для сравнения: ПР — 45-46 мандатов, «Русский блок» — 9, КПУ — 8, ПСПУ и Народная партия — по 3…

Конечно, определенные потери можно списать на происки админресурса, хотя в Севастополе нареканий на организацию выборов меньше, чем в целом по Крыму. Но, на наш взгляд, гораздо больше на результате сказалось то, кого именно Сергей Леонидович повел под своей эгидой на выборы.

Кадры решили все

Судите сами.

Как отмечено выше, по спискам СУ в горсовет Севастополя прошли три человека.

Первый номер — глава региональной организации «Сильной Украины» Иван Ермаков. В 1991-94-годах Иван Федосович руководил городом, сначала как глава исполкома, потом как представитель президента Украины. В последние годы он возглавлял местную организацию партии «Трудовая Украина», которая затем стала основой проекта Тигипко.

Опустим тот момент, что Ермаков — явно не младореформатор. Главное — для подавляющего большинства севастопольцев он ассоциируется с разрухой, бедностью и развалом всего того, что было при СССР. Вдобавок в 1994-96 годах Ермаков был одним из руководителей разорившегося «Церковного банка», эдакого МММ городского масштаба, где «сгорели» вклады тысяч севастопольских семей.

Его появление в начале списка в силу партийной должности было прогнозируемым. Хотя обсуждались варианты, что не Ермаков будет первым номером, а один из влиятельных и уважаемых в Севастополе бизнесменов. Но этот бизнесмен отказался, зато нашлись другие…

Второй номер — некто Андрей Ярмовский. По официальным данным — директор юридической компании «Аспект» и президент Федерации боевого самбо Севастополя. Желающим составить представление об этом человеке достаточно набрать его фамилию в любом поисковике. Из результатов следует, что с конца 1990-х и до недавнего времени господин Ярмовский был одним из лидеров партии «Союз». Также его имя связывают с ОПГ «Башмаки», а в определенных кругах он якобы больше известен как «Амбал».

Будучи в Севастополе, Сергей Тигипко так прокомментировал эту информацию: «Любой политик должен помнить правило: всё реклама — кроме некролога. Поэтому комментировать я не буду и вмешиваться в составление списков не стану. В Севастополе вообще не вмешивался, потому что есть доверие к людям. Брать на себя ответственность за людей, которые захотят прийти во власть, чтобы поделить землю и коммунальное имущество, мы не будем. Если сейчас кто-то попал, это плохо. Но если человек покажет себя в деле, то шанс надо давать всем».

Как после этого не назвать проект Тигипко — «партия с ограниченной ответственностью»?!

И, наконец, третий номер — Олег Антоненков, директор ОАО «Анкор». Этот господин до недавнего времени был членом УСДП Василия Онопенко и активистом БЮТ. На выборах Верховной Рады в 2006 и 2007 годах Антоненков даже фигурировал в списках БЮТ на непроходных местах. Однако в 2010-м «концепция поменялась», и он оказался в рядах «Сильной Украины».

Интересная подробность: Олег Антоненков является родным братом первого заместителя председателя Севастопольской городской организации Партии регионов Александра Антоненкова, который значился под № 7 в списке ПР, и также избран в горсовет.

Такой вот семейный поход во власть «параллельными колоннами»…

В списке «тигипковцев» было еще много персонажей, за которых Сергей Леонидович, наверняка, постеснялся бы взять ответственность. Такое впечатление, что его составляли недоброжелатели вице-премьера. Поскольку Севастополь город не очень большой — все эти нюансы моментально стали достоянием общественности.

В результате сформировался четкий стереотип: «СУ в Севастополе — это никакая не альтернатива Партии регионов, от ПР она отличается только тем, что не может ни на что влиять».

Вследствие этого те, кто прошлой зимой видел в Сергее Тигипко некую «третью силу», либо не пришли на выборы, либо проголосовали против всех.

В целом по городу против всех проголосовали 7,5% избирателей. Для сравнения, в первом туре президентских выборов таких людей было 2,38%, во втором — 4,35%. С учетом того, что по официальным данным 58,3% севастопольских избирателей вообще не пришли на местные выборы, разочарование и апатия в городе усиливаются.

Выводы

Нам сложно судить, оправдались ли надежды руководства «Сильной Украины» в части мобилизации ресурсов. Но то, что далеко не все прошедшие в местную власть кандидаты от этой партии станут ее «гордостью, украшением и опорой» — это точно.

Так же точно, что на уровне как минимум Севастополя эта политсила серьезно дискредитирована.

По сути, Тигипко наступает на те же грабли, что и Юлия Тимошенко в свое время, когда из-за неразборчивости и рекрутирования всяких лозинских — потом приходилось краснеть и терять важные баллы.

Если проект «Сильная Украина» для Тигипко — не просто очередной бизнес, который может быть продан/обменян на что-нибудь ценное, ему стоит задуматься.

Эффект новизны прошел. Третий раз продать себя избирателям за счет красочной рекламы вряд ли получится.

Алексей Копытько, руководитель проекта «ФЛОТ2017″

Источник «ФЛОТ2017»

,