Василий Пархоменко: «Более 40 протестов прокуроров по земельным вопросам на одной сессии горсовета Севастополя — это чрезвычайное происшествие»

Депутат горсовета анализирует итоги последней сессии.

— Василий Михайлович, не знаю, как вас, но меня поразила повестка дня сессии изобилием вопросов. Не припомню ничего подобного… Какие Ваши впечатления?

— Согласен, что сессия необычна во всех отношениях. Некоторые вопросы я объясняю объективными причинами: заканчивается каденция, осталась, по сути, еще одна сессия, надо что-то «подгрести», что-то срочно принять, чтобы не оставлять новому депутатскому корпусу. Поэтому обилие вопросов объяснимо.

Меня возмущает другое – крайне низкий уровень подготовки этих вопросов, особенно тех, которые шли со стороны администрации. Это касается программных документов, в первую очередь Стратегии развития города Севастополя. Сложилось впечатление, что новая администрация недостаточно квалифицирована для подготовки серьезных вопросов, которые можно и нужно выносить на сессию горсовета.

Такое впечатление, что администрация, проработав несколько месяцев, не знает, чем заниматься. У них нет ясного и четкого понимания решения первоочередных задач. Отсюда и те проблемы, которые возникают на сессии горсовета. Мы получаем документы-пустышки. Их очень трудно рассматривать, потому что там нет никакой конкретики, нет четко поставленных задач, не указаны источники финансирования и способы получения этих средств. Вот отсюда те проблемы, которые возникли на последней сессии.

— Говорят, что после того, как журналисты ушли из сессионного зала, начали рассматривать важные вопросы, в том числе и протесты прокурора.

— Журналисты неправильно делают, когда уходят во второй половине дня сессии, когда начинают рассматривать земельные вопросы. С моей точки зрения, руководство горсовета, наверно, специально оттянуло эти вопросы на конец, присовокупив их к блоку земельных вопросов. Таким образом, журналистская общественность не видела происходящего. А то, что произошло с протестами прокурора, с моей точки зрения, беспрецедентный случай.

Я с 1985 года работаю в советах, знаю своих коллег, которые работают в других регионах и могу утверждать, что никогда такого не было, чтобы на одной сессии поступило более 40 протестов прокурора по земельным вопросам. Я это квалифицировал, выступая на сессии, как крах «саратовской системы» управления городским Советом. Назвал три причины, почему это произошло.

Во-первых, совершенное неумение управлять аппаратом горсовета, который представлял депутатам, по сути, брак, некачественные проекты решений. Второй момент: неумение слушать оппонентов, тех, кто выступал с замечаниями по данным вопросам. Практически все они принимались напряженно на сессии. Ошибки, которые выявила прокуратура, некоторые депутаты их заметили и предупреждали о возможных последствиях.

И, наконец, третье. Это та система, которую ввел Саратов, что он умнее, а остальные должны ему поверить и просто нажимать на кнопки, голосуя «за». При этом никто не несет никакой ответственности. Вот мы и получили результат, который, с моей точки зрения, является пощечиной горсовету, демонстрацией его неквалифицированности и неграмотности.

Любой протест прокурора – это ЧП для органа самоуправления. Будучи председателем, я делал все возможное, чтобы протестов поступило как можно меньше. За четыре года работы получил всего лишь пять протестов, три из которых мы отклонили и в суде доказали свою правоту. А здесь на одной сессии такое количество!

Причем, протесты касаются десятков, сотен, а то и тысяч людей. Протесты идут по вопросам жилищно-строительных кооперативов, членами которых являются сотни людей. Если решения будут отменены в судебном порядке, кто возместит людям затраты, которые уже произведены?

Это действительно ЧП, и то, что администрация и горсовет пытались их «замылить», протащить, как нечто заурядное, с моей точки зрения, как раз и подтверждает, что это беспрецедентный случай.

— Прокурорские протесты поступили на действия предыдущей администрации или нынешней?

— Это протесты на действия городского Совета. А я поинтересовался, есть ли протесты прокурора на аналогичные решения администрации? Выяснилось, что их примерно такое же количество. То есть счет 1:1. И все те вопли, которые были в адрес администрации Куницына о том, что там сидят жулики, а мы тут святые и благородные, решаем земельные вопросы, по мнению прокуратуры, что мы, депутаты, такие же, как и чиновники СГГА.

Самое смешное в этой ситуации, что нам на сессии предлагали альтернативные проекты по протестам прокурора. То есть мы имели несколько вариантов решения. Вот юридический отдел подготовил один проект решения об удовлетворении протеста прокурора, а земельная комиссия подготовила диаметрально противоположное решение. То есть депутаты опять оказались на распутье. Понятно, что члены фракции регионов голосуют так, как им сказали. А что делать депутату, который бы действительно хотел разобраться во всем? Это над каждым протестом прокурора надо сидеть и тщательно изучать. Абсолютно уверен, что отклонение протестов прокурора, если прокуратура настроена навести порядок в землепользовании на территории Севастополя, горсовету придется встретиться с прокуратурой в суде. Считаю, что перспектива выиграть дела в суде у горсовета крайне низка.

— Василий Михайлович, очевидно, что севастопольцев сейчас волнуют проблемы подготовки города к зиме. Как это было отражено на сессии?

— Подготовка к зиме в Севастополе, с моей точки зрения, идет крайне неудовлетворительно. Я встречался с представителями ассоциации жилищных кооперативов, с председателями домовых комитетов, выяснилось, что в части подготовки домов к зиме, особенно по вопросам теплоснабжения, что называется, конь не валялся.

На этой сессии, которая по сути последняя перед отопительным сезоном, даже никто и не коснулся этих проблем. Хотя и на президиуме говорилось о необходимости рассмотрения вопроса подготовки к зиме в качестве первоочередного. Это еще раз убеждает меня во мнении, что нынешняя администрация не понимает своей роли исполнительной власти, не представляет, какими вопросами она должна заниматься в первую очередь.

— На сессии, тем не менее, шел разговор о стратегическом развитии города. Насколько учитывались наработки предыдущих администраций, здесь наблюдается какая-то преемственность?

— Никакой, абсолютно никакой преемственности. Вы правильно говорите, есть достаточно широкая законодательная база по перспективному планированию региона, которая нарабатывалась десятилетиями. Есть закон о стратегическом планировании. Есть постановления Кабмина, касающиеся этих проблем. В городе Севастополе на протяжении последнего десятилетия очень тщательно занимались этим вопросом. Есть большое количество наработок, документов. Я на сессии, характеризуя вброс проекта решения по данному вопросу, образно сказал: такое впечатление, что группа парашютистов ночью высадилась неведомо где, попала на территорию Севастополя, с удивлением обнаружила, что здесь есть море, бухты, заводы и этой же темной ночью составила план стратегического развития.

В плане нет того, от чего мы стартуем, то есть база, которая наработана. Ни слова не говорится конкретики, в стратегическом плане нет ни одной цифры. Как это вы себе представляете? Нет тех контрольных цифр, на которые мы должны выйти после истечения срока действия программы. Не названы методы достижения целей, не просчитаны необходимые объемы финансирования. Естественно, не названы источники этого финансирования. Пустая бумага, пустышка на 100 процентов. Для чего она была нужна Саратову?

— Может, для того, что впереди выборы?

— Скорее всего. Этот популистский акт, сказать, что мы выполнили задание Януковича и на месте утвердили его программу «Украина для людей».

Вы знаете, я сейчас испытываю какое-то чувство неловкости, стыда за нашу исполнительную власть, за нас самих. Потому что они позволили все-таки подсунуть нам этот документ. Естественно, грустно и за свой город. Потому что с таким руководством перспектив у него никаких нет.

Макс Лозовой, «Новый Севастополь»

,